Интервью
Дарья Паранина

«Пафос карильонной культуры не в том, чтобы играть для кого-то особенного, а в том, чтобы играть для всех»

Не только человек выбирает инструмент, но и инструмент выбирает своего человека. 

Материал подготовлен студенческим отделом редакции «Друзья Петербурга»  в рамках партнёрства с Государственным музеем истории Санкт-Петербурга

Карильон – не самый известный, но очень необычный и красивый музыкальный инструмент. Он состоит из колоколов разного размера и веса. В России всего четыре карильона, один из которых находится в Петропавловской крепости. 

О том, почему карильон не похож ни на один другой инструмент, можно ли на нём играть без музыкального образования и какая может быть мечта у профессионального карильониста, в интервью «Друзьям Петербурга» рассказала композитор и мультиинструменталист, первый человек в мире с русским дипломом карильониста, преподаватель кафедры органа, клавесина и карильона СПбГУ Олеся Ростовская.

Карильон – инструмент с богатой историей, однако сегодня не так много мест, где можно его услышать. С какими сложностями сталкивалась карильонная культура на протяжении своей истории? 

Давайте сначала объясню, что из себя представляет карильон: ряд настроенных колоколов с присоединённой к ним специальной клавиатурой и человек, который будет на всём этом играть. Если человека нет, то это куранты, автоматический игральный механизм. Первое упоминание о карильоне относится к 1510 году. Он формировался постепенно из разных служебных колокольных инструментов. 

Фото: Государственный музеей истории Санкт-Петербурга

Карильон вообще пережил разные времена: в XVI-XVII веках инструмент был на пике популярности. Города соревновались между собой: чей карильон красивее, мелодичнее… 

А в XVIII веке стали появляться проблемы. Сравним органную культуру и карильонную. В первом случае человек может пробовать, учиться строить органы на разных маленьких предметах, например, в Московской консерватории подмастерья органного мастера свою первую органную трубу клеят из школьных деревянных линеек. 

С карильоном так не получится. Если ты хочешь быть карильоностроителем, мастером инструмента, то не получится на маленьком колокольчике узнать, как работать с большим колоколом. Без трёхтонного колокола не научишься настраивать трёхтонный колокол. 

Карильоностроители, которые действительно хотели изучать карильон, часто сталкивались с тем, что им банально не хватало денег на реализацию своих идей. Не всем удавалось обратить на себя внимание меценатов и спонсоров.

Всё это и привело к тому, что к XVIII веку органная культура уже производила такие блестящие инструменты, на которых прославился Иоганн Себастьян Бах, а умения литейщиков колоколов и карильоностроителей сильно отставали. В тот период у людей и возникло ощущение, что карильон недостоин внимания и успеха. 

Тем не менее карильон не был предан забвению…

Инструмент получил вторую жизнь в конце XIX века. В бельгийском городе Мехелен жил Адольф Денейн – один из немногих, кто в то время интересовался игрой на карильоне. Он исполнял различные композиции, и его музыка нравилась людям. 

Когда Адольф Денейн состарился, его сын Жеф начал ему помогать с обязанностями городского карильониста. И именно с Жефа Денейна началось возрождение карильонной культуры по всему миру: за ним следовали ученики, люди из разных стран, которых он вдохновлял своими идеями. Впоследствии он открыл в Мехелене первую в мире Королевскую школу карильона. 

Можно ли играть на карильоне без образования?

Конечно, если у какого-то человека есть доступ к инструменту, он может попытаться самостоятельно освоить игру, выучить музыкальную грамоту… У нас всё же не закрытый клуб. Любой музыкальный инструмент ждёт людей, которым интересно на нём играть. Но нельзя гарантировать, что такой самоучка будет достойно выглядеть на фоне тех, кто получает специальное образование. 

Забавный пример: вы можете купить керамические горшки, подвесить их дома и стучать по ним ножкой от табуретки. Получится такой «типа карильон». Конечно, это тоже здорово, я бы сама так сделала, мне такие штуки нравятся. Но сравнивать с настоящим карильоном не стоит. 

Если же у человека серьёзный интерес, то добро пожаловать на нашу кафедру органа, клавесина и карильона в СПбГУ. Единственное место в стране, кстати, где учат профессионально играть на карильоне.

У нас каждый студент должен играть на всех трёх инструментах, но один из них он всё же изучает более тщательно и углублённо – такая уж концепция кафедры. Это называется «Историческое исполнительство на клавишных инструментах». 

Связан ли звон карильона с религией?

Нет. Нужно отчётливо понимать, что карильон – светский инструмент. Бывает, что карильон играет на Рождество ил Пасху, но при этом он никогда не участвует в церковной службе.

Он не принадлежит ни к какой конфессии: ни к католической церкви, ни к православной, ни к какой другой. Праздничные концерты может играть и симфонический оркестр, и карильон, но с религией связи тут никакой нет. 

С игрой на каком инструменте вы бы сравнили игру на карильоне?

Ни с каким, я думаю. Карильон уникален. Как минимум из-за своей клавиатуры: играем мы не пальцами, а кулаками и ногами.

Влияет ли игра на карильоне на слух?

Есть широко распространённые легенды про звонарей, которые теряли слух. Не в обиду им, конечно, но мне кажется, что слух может ухудшиться из-за отсутствия исполнительской культуры. Колокол – инструмент очень нежный. 

Я упомянула, что мы играем кулаками и ногами. Может возникнуть ощущение, что мы бьём со всей дури… Но это не так. Колокол ещё и невероятно отзывчивый инструмент, он может отвечать очень тихими звуками. Если человек превышает порог, который его организм и слух способны переносить, то тут уже сам виноват – нечего было так лупить по клавиатуре. 

Какие трудности в работе возникают у карильониста?

При игре у меня трудностей не возникает. Единственная возможная трудность – подъём по лестнице, так как карильон находится высоко на колокольне Петропавловской крепости. Но есть одна техника, которую я называю «походкой карильониста». Суть в том, что ты буквально отдыхаешь на каждой ступеньке. Если вам хочется подниматься на любую высоту пешком, то эта техника отлично поможет. 

Начинается всё с двух ног под первой ступенькой. Затем маленьким мышечным усилием одна нога ставится на первую ступеньку и после этого максимально расслабляется. Коленка на опорной ноге разогнута: весь вес держится на скелете, а не на мышцах. 

Дальше ещё одно мышечное усилие – вторая нога на следующей ступеньке. Теперь она отдыхает, а предыдущая разогнутая нога держит весь тела на костной опоре без мышечного напряжения. И вот так по очереди. Сначала нельзя отвлекаться: нужно следить за расслаблением мышц и не сбивать ритм. Я уже научилась тратить на каждую ногу не более, чем по одной секунде. Одна ступенька – одна секунда.  

Как получилось, что вы решили научиться играть на карильоне?

Я особо ничего не предпринимала. Просто участвовала в тех событиях, которые наступали сами собой. 

А как вы поняли, что это ваше призвание?

Когда играешь, сразу понимаешь – твой это инструмент или нет.

Я играю на нескольких инструментах и с течением времени пришла к выводу: не только человек выбирает инструмент, но и инструмент выбирает своего человека. 

Я даже знаю случаи, когда люди изначально занимались на одном инструменте, но либо не очень успешно, либо им самим не нравилось. Однако после смены инструмента сразу возникали любовь, успех и призвание. 

Есть ли у вас особые чувства, связанные с игрой на карильоне в Петропавловской крепости? Возможно, гордость, трепет, счастье?

Гордость? Думаю, нет. Меня с детства учили думать не о себе в искусстве, а об искусстве в себе, поэтому во время игры я думаю исключительно о музыке и о том, как показать инструмент самым прекрасным образом. 

А какой у музыкантов, играющих на карильоне, может быть карьерный рост?

Мне кажется, никто из нас не думает об этом. Сама возможность играть концерты на таком инструменте – пик карьеры. Больше ничего и не нужно. Пафос карильонной культуры не в том, чтобы играть для кого-то особенного, а в том, чтобы играть для всех.

Какие ваши любимые произведения на карильоне?

Ну, у меня нет такого, чтобы я что-то одно любила больше остального. Репертуар большой, он постоянно пополняется, я вообще не играю то, что мне не нравится.

Фото: из соцсетей Олеси Ростовской

Если ты студент, то преподаватель может навязать что-то, что на самом деле не хотелось бы исполнять. Я же уже давно могу сама выбирать, что мне играть, и беру только то, что мне нравится.

Какую музыку вы слушаете сами?

Это может прозвучать дико, но извне я стараюсь ничего не слушать. Моя основная профессия – композитор, поэтому я круглосуточно слушаю радио, которое играет у меня в голове, свою музыку. У меня постоянно обрабатывается материал, который я пишу. 

Иногда я сама себе придумываю творческие задачи. Например, когда я писала мюзикл по Лермонтовскому «Ашик-Керибу», два месяца слушала исключительно восточные композиции. Мне хотелось попробовать за максимально короткие сроки погрузиться в эту культуру настолько, чтобы собственную музыку написать по-настоящему восточной.  

Есть ли у вас мечта, связанная с карильоном?

Мне бы хотелось, чтобы инструментов в стране было больше. А ещё я мечтаю, чтобы вернули доступ к карильону в Петергофе. Там прекрасный инструмент, он на октаву легче нашего Петропавловского. 

К сожалению, много лет назад здание, где находился Петергофский карильон, пришло в аварийное состояние, и нам запретили на нём играть. С тех пор здание уже реконструировали, но доступа к инструменту у нас до сих пор нет. 

Мне кажется, это неправильно. Инструмент, созданный, чтобы звучать, должен звучать! Я бы вообще сняла этот Петергофский карильон и поставила его в карильономобиль, чтобы он ездил по парку и радовал посетителей своей музыкой.

Беседовала Дарья Паранина

Фото на обложке: из соцсетей Олеси Ростовской