События
София Цыганкова

Участники курса «Наставничество» посетили проектное занятие по разработке тифломаршрута для Зубовского флигеля Екатерининского дворца

Для комплексного погружения незрячих людей в историко-культурный контекст необходимо использовать такие каналы восприятия, как обоняние, осязание и аудиальные ощущения.

Материал подготовлен Молодёжной редакцией проекта «Друзья Петербурга» в рамках партнёрства с ГМЗ «Царское Село»

Для участников курса «Наставничество» прошло проектное занятие, посвящённое разработке тифломаршрута для Зубовского флигеля Екатерининского дворца, где размещались личные апартаменты Екатерины II. Сейчас там продолжаются масштабные реставрационные работы. На лекции «Доступный музей для незрячих посетителей: вчера, сегодня, завтра» заведующая сектором инклюзивных программ ГМЗ «Царское Село» Юлия Тугаринова рассказала об особенностях развития инклюзивной культуры и создания доступной среды в современных музейных пространствах. 

По словам спикера, люди привыкли думать, что воспринимают мир только посредством зрения и слуха. Между тем всё наше тело можно назвать «думающим»: мы познаём мир комплексно, не только глазами и ушами. И музеи, как малая часть этого мира, тоже должны быть мультисенсорными. 

Юлия Тугаринова отметила, что посещение музея ничто не может заменить, так как именно окружающее пространство влияет на восприятие музейной экспозиции.

«Возьмём пример – незрячие люди поднялись на Башню Святого Олафа в Выборге. Подъём по лестнице – это то, что невозможно симулировать в домашних условиях с помощью аудиогида с тифлокомментариями. Незрячим туристам важно прочувствовать каждую ступень, сосчитать их количество, постоять на смотровой площадке и кожей ощутить простор».

Юлия Тугаринова

Чтобы сделать музей доступным для людей с нарушением зрения, важно в первую очередь обратить внимание на уже имеющиеся ресурсы. 

«Предположим, группа слепоглухих туристов из Петербурга приехала на экскурсию в Псковский кремль. Сохранность крепостной стены не пострадает, если дать возможность незрячим людям тактильно изучить кладку из местного известняка. В то же время незрячие смогут получить информацию о свойствах этого строительного материала. Использование таких ресурсов в разработке и проведении экскурсии для незрячих людей не будет требовать никаких затрат».

Юлия Тугаринова 

Спикер объяснила, что для комплексного погружения незрячих людей в историко-культурный контекст необходимо использовать такие каналы восприятия, как обоняние, осязание и аудиальные ощущения. Можно включать музыку, предлагать послушать различные ароматы. 

Например, на выставке «ТАКТ» в Государственном музее истории религии был представлен ольфакторный арт-объект – фотоистория, рассказывающая о заповедных местах, так или иначе подвергшихся негативному воздействию человека. И к каждому сюжету был подобран свой аромат. 

Традиционный способ адаптации музейной экспозиции для незрячих посетителей, по словам Юлии Тугариновой, – создание тактильных экспонатов: трёхмерные модели, тактильная графика, рельефные изображения, макеты. Согласно требованиям Минкультуры РФ, в каждом разделе экспозиции музея должно быть представлено не менее пяти экспонатов тактильного доступа.

«Благодаря рельефно-графическим изображениям слепой человек может представить пространственные связи разных элементов картины. Трёхмерные модели и макеты — это то, что позволяет „объять необъятное“. Например, макет Александровского дворца помогает в масштабе познать архитектурное величие оригинального здания». 

Юлия Тугаринова

В конце лекционной части занятия студенты Академии Художеств им. Ильи Репина Ксения Кондакова и Данила Новичков поделились опытом создания тактильных скульптур братьев-близнецов Диоскуров для Центрального выставочного зала «Манеж». 

Работа длилась более года, в течение которого молодые скульпторы общались с Ией Ростомашвили – незрячим экспертом Русского музея по вопросам доступности социокультурных услуг для посетителей с инвалидностью. Она объяснила некоторые тонкости создания тифлообъектов. Так, Ксения сделала округлое глазное яблоко, а Данила — только обозначил верхнее веко. И оказалось, что для слепых людей проще воспринимать именно второй вариант.

Дело в том, что для незрячих самое важное — понять композицию, а мелкие детали мешают комплексному восприятию сюжета. Также Ия Ростомашвили смогла определить, какую из двух фигур лепила женщина, а какую – мужчина: у скульптуры Ксении Кондаковой были чувственные формы, работа Даниила Новичкова была более угловатая. 

В завершении встречи участники проекта обсудили тифлокомментарии для Зубовского флигеля, которые они подготовили в качестве домашнего задания. Каждый из студентов выбрал одно из семи помещений Зубовского флигеля и написал текст, рассказывающий об интерьерах и истории комнаты.

«Наша задача – описать словами то, что мы видим, для того, кто никогда ничего не видел. Работать с такими текстами сложно: нужно быть довольно точным, но иногда использовать образы, чтобы максимально приблизить к действительности фантазию, которую наш текст „рисует“ в голове». 

Мария ШапченкоКуратор курса «Наставничество»

Флигель, получивший название Зубовского по имени одного из фаворитов императрицы Екатерины II, был пристроен к Большому Царскосельскому (Екатерининскому) дворцу по проекту известного архитектора Юрия Фельтена. Оформлением интерьеров занимались не менее именитые мастера – Чарльз Камерон и Джакомо Кваренги. 

Фото: Диана Чиванова

Задача проектной команды – представить архитектурное своеобразие флигеля, его внутреннее и внешнее убранство в доступной для незрячих посетителей форме. Тактильный макет Екатерининского дворца, трёхмерные модели каждой комнаты Зубовского флигеля, копии отдельных элементов декора, образцы материалов, использованных в отделке интерьеров, а также аудиоэкскурсия с тифлокомментированием и коллекция ароматов Екатерины II – всё это станет частью инклюзивного маршрута по личным покоям императрицы.

София Цыганкова